08:08 

Пусть теперь еще тут полежат.

Desexado
Мой дневник замечателен тем, что последнее слово всегда остается за мной.
Мои ПЧи наверняка уже вcё это читали, но если еcть такие, кому не досталось от меня фунта счастья и требования фидбэка, то вот вам)

Автор: Desexado
Фэндом: Марвел: зимний солдат
Рейтинг: NC-17
Персонажи: Стив\Баки
Предупреждения: насилие, изнасилование, голубые на голубых
Размер: мини
Саммари: по заявке на первый тур феста: "AU Стив вырос в Германии и был завербован Гидрой. Во время войны к нему в плен попадает Джеймс Барнс."


- Джеймс Бьюкенен Барнс. Сто второй пехотный.
Жетон с тихим звоном падает на пол, отлетая к босым ступням пленного. Тот мгновенно вскидывает голову, упираясь злобным, полным ненависти взглядом в глаза своему палачу. "Этого я еще не видел. Красивый, гад. И здоровый. Плохо".
- Кто навел вас на базу Гидры?
Голос офицера совершенно спокоен, он садится напротив прикованного на стул и закидывает ногу на ногу. Черная ткань формы не скрывает, а только подчеркивает мощь высокой фигуры. И от этой спокойной силы уверенного хищника становится не по себе.
- Да пошел ты!
Офицер Гидры недовольно качает головой. Баки уже знает, что последует за этим. Он здесь не первый день. И от этого знания хочется заскулить, свернуться в комок, пряча голову меж колен, потому что дальше снова будут долгие часы побоев, от которых невыносимо болит тело и рвет кровью.
Но этот почему-то не торопится. Все так же сидит на своем стуле и рассматривает пленника своими словно стеклянными голубыми глазами.
- Упорствовать глупо.
Его мучитель неспешно поднимается со стула и выкладывает на сидение магнум. В голове Баки вспыхивает робкая надежда: "Если бы только добраться до пистолета, если бы только". Пальцы захватывают подбородок жестко, заставляя вздернуть голову, упереться взглядом в чужие глаза.
- Ты сильный. Но я сильнее.
Баки смотрит в эти глаза и почти не слышит того, что ему говорят. Все, о чем он в состоянии думать, это о том, что в двух метрах от него на стуле лежит заряженный пистолет, и что два метра это так ничтожно мало, когда ты свободен, но так непреодолимо много, когда стальные наручники выворачивают запястья, позвякивая о трубу.
Ладонь, обтянутая черной кожей перчатки, ложится на щеку хлестким, обидным ударом.
- Не отвлекайся.
Так Барнса не били еще никогда. Так не бьют равных, так бьют зарвавшихся животных, так бьют подлецов и рабов, так бьют тех, кого заведомо числят ниже себя. И бешенство, густо замешанное на непонятно откуда взявшемся стыде, вспыхивает мгновенно. Баки плюет в ненавистное, почти совершенное лицо, пачкая идеально выбритую щеку.
- Да пошел ты!
- Зря.
Это все, что он получает в ответ. Ни единый мускул не дрогнул на лице его палача, но почему-то Баки знает, что теперь будет совсем плохо, что ему придется очень дорого расплатиться за эту выходку. От этого знания живот подводит неприятным холодом.
Больше его мучитель не разговаривает. Нарочито медленно его ладонь скользит по обнаженному торсу пленника, выглаживает каждый мускул, трогает бессовестно и в то же время осторожно. Касается пальцами темных пятен сосков, спускается ниже, вычерчивая на коже линию вдоль пояса форменных брюк. И Баки понимает все. Паника ледяной волной заполняет тело, проступает на коже холодным потом, заставляет дергаться в наручниках, пытаясь скинуть с себя руки, вывернуться из-под прикосновений. Истерику пресекают немедленно. Чужие пальцы жестко и болезненно сжимают мошонку. До вскрика, до навернувшихся на глаза слез, и одним рывком сдергивают штаны.
Барнс плохо соображает. То, что происходит, противоестественно, ненормально и страшно. Он дергается, окончательно выворачивая суставы, пинается и матерится на чем свет стоит. Лучше пусть и дальше просто бьют. Пусть убьют. Но не так. Не так! НЕ ТАК!
Сильные пальцы сжимают волосы на макушке, прикладывают затылком о кирпич стены, вышибая воздух до потемнения в глазах, заставляя обвиснуть в оковах, окончательно разрывая кожу на запястьях. Все те же пальцы грубо, ввинчиваются в совершенно сухое нутро, безжалостно разрывая нежную плоть, раскурочивая в клочья душу. Двигаются жестко и резко, причиняя нестерпимую, ни с чем несравнимую боль. И исчезают.
Его берут жадно и глубоко. Чужой член долбит измученное тело, причиняя каждым толчком все новые и новые страдания. Чужие ладони до синяков сжимают разведенные бедра. В голове ухает на каждое движение, и все, на что у Барнса еще хватает сил - молчать. Не завыть в голос, не разреветься, не просить пощады, терпеть.
К тому времени, когда чужое семя обжигает внутренности, Баки уже почти не соображает. Потому, когда над головой щелкает замок наручников и пол встречает каменным холодом, Барнс уже не думает о лежащем неподалеку оружии, или о том, чтобы напасть на мучителя. Он просто лежит, не в силах даже подвинуться, чтобы натянуть штаны на голый зад.
Блестящий идеально вычищенный сапог упирается в щеку, заставляет повернуть голову, наткнуться взглядом на все такие же холодные, неживые голубые глаза.
- Мое имя Стивен Роджерс. И я буду ждать.
Войска США захватили базу Гидры спустя 8 часов. Руководство было весьма раздосадовано тем, что все более или менее ценное было бесследно уничтожено. Слабым утешением стало спасение нескольких офицеров, что находились в плену немецких войск.



Автор: Desexado
Фэндом: Марвел: зимний солдат
Рейтинг: pg-13
Персонажи: Баки\Наташа, Тони Старк\фемСтив, Баки/фемСтив, Наташа\Тор Оо?
Жанры: романтика, мелодрама, БОГОМЕРЗКИЙ ГЕТ!!!
Предупреждения: эм... Никаких) Читала собственной одиннадцатилетней дочери) Если только фем!Стив и жестокий неканон)
Размер: мини
Саммари: по заявке на первый тур феста: "Очень-очень хочу аушку с фем!Стивом в которой Баки и Стив (Стелла, Стефани?) все равно живут вместе, и Баки совершенно не замечает чувств подруги. В конце концов у него завязываются достаточно серьезные отношения с Наташей, и в какой-то момент она без обиняков заявляет: "Или я, или вот эта глупышка, которая по тебе сохнет". И тут Баки озаряет.
Если в процессе появится Старк, который примется ухаживать за Стеллой/Стефани, и Баки перейдет в модуль "ревнующий старший брат", отдельные плюшки автору."
От автора: стеб, набор штампов из заморских подростковых комедий, безжалостная стопицотая породия на Золушку.


Стив повертелась перед зеркалом, пытаясь представить себя чуть выше, чуть плотнее и чуть красивее. Ну, пусть не как Наташа, очередная возлюбленная Баки, но хотя бы чуточку привлекательнее.
- Ну, пожалуйста.
Стекло безмолвствовало в ответ, отражая все ту же худую угловатую фигурку. Девушка, вздохнув, пригладила ладонью растрепанные светлые волосы, оправила блузку и, подхватив сумку, поспешила вниз.
- Баки, подбросишь меня до школы?
Джеймс, как всегда, пытался сделать сто дел одновременно, запихивая в рот завтрак, засовывая в карман телефон и разыскивая по просторной кухне Барнсов ключи от пикапа.
- Если поторопишься, сестренка.
Стив снова захотелось тяжело вздохнуть, но она только кивнула и отправилась на стоянку перед домом.
Барнсы были давними друзьями ее семьи, а когда два года назад родители Стив погибли, они забрали ее к себе. И все было бы прекрасно, если бы не Баки. Несносный, невоспитанный, избалованный, умный и красивый Баки. Самый лучший в мире Баки.
Наташа впорхнула в салон, заполняя его тонким запахом духов и оставляя на щеке Джеймса яркий след своей помады.
- Доброе утро, мой хороший. Привет, Роджерс.
Стив едва сумела удержать лицо, чтобы не поморщиться: ну что за манера звать ее по фамилии и щебетать без умолку? Неужели Баки действительно интересны все эти девчачьи сплетни? Она с заднего сидения разглядывала этих двоих и не могла не признать, что смотрятся они вместе на удивление гармонично. Красивая, высокая Наташа и такой же красивый и высокий Баки словно сошли со страниц молодежного журнала. Не чета неказистой тощей пигалице.

Школа - особый мир, поделенный на касты и уровни. Ботаны, звезды, гики, неформалы, спортсмены, полный отстой... Себя Стивен предпочитала причислять к тихоням. Это те, кто всегда и везде держится ровно посередине и которых не замечают до тех пор, пока отличник не откажется дать списать. Вот тогда на помощь приходит верный незаметный товарищ. Может, именно поэтому, врезавшись в коридоре в Короля, Стив ощутила себя как вынутая из раковины улитка, неловко собирая с пола рассыпанные учебники.
- Извини, я тебя не заметила.
"Ну конечно, кто бы еще мог не заметить лучшего из лучших?"
- Ох, какая кроха. Это ты меня извини.
Старк элегантно присел на корточки, помогая собрать книги и с интересом разглядывая кокетливо выглядывающие из под плиссированной юбки коленки.
- Ты меня точно ни с кем не перепутал?
- Ммм... Стив? Стив Роджерс, не так ли? Девочка с мужским именем?
Отчего-то Стив было некомфортно под проницательным взглядом темных глаз и хотелось поскорее спрятаться назад в раковину, чтобы немедленно забыть этот эпизод и снова погрузиться в мысли о предстоящих экзаменах и колледже. Может, если она выберет университет где-нибудь подальше отсюда, ей удастся избавиться от своей никому не нужной влюбленности?..
- А ты Король Тони, верно? Ну, я пойду?
- Льстишь или ехидничаешь? У тебя есть характер. Мне нравится. Тут неподалеку в Старбаксе отличное мороженое, заглянем после уроков?

Тони Старк не зря был прозван Королем. Он оказался легким, удивительно интересным и очень настойчивым собеседником, обладающим достаточным умом и чувством юмора, чтобы подтрунивать, но не обижать девушку. Так что обеды в Старбаксе на углу после занятий стали почти традицией. Постепенно к ним стали присоединяться друзья Старка, и вечное одиночество Стив наконец-то закончилось. У нее появилась своя компания, не имеющая никакого отношения к эгоистичному и самовлюбленному Джеймсу. Стив отдавала себе отчет, что Тони никогда не будет чем-то большим, нежели просто другом, но мороженое в его обществе было несомненно лучше, чем компания целующегося с Наташей Баки. Так что Роджерс охотно проводила время за стаканом кофе и разговором об очередном безумном изобретении. И все же она скучала. Теперь они с Баки почти не общались, пересекаясь только по утрам, когда тот отвозил ее в школу, но и эти встречи трудно было назвать приятными, учитывая вечное присутствие рядом рыжей русской, когда сама Стивен предпочитала притворяться невидимкой на заднем сидении.

- Хочешь молока?
Стив стояла на пороге комнаты, сжимая в руках чашку и лихорадочно прикидывая, что бы еще такого сказать, чтобы лишить Джеймса возможности отделаться от нее. Тот, сидя на кровати, терзал струны ни в чем не повинной гитары, пытаясь освоить новый аккорд, и едва удостоил девушку взглядом.
- Иди сюда. Послушай, неплохо, да?
Баки перебрал струны, выдавая вполне пристойный звук и заиграл, время от времени сбиваясь и внимательно глядя на гриф.
- Отлично! Последние два года не прошли даром, и теперь это уже похоже на музыку, - Стивен, улыбаясь, поставила чашку на стол и пристроилась на другом конце кровати, - Споешь мне?
- Я уже говорил тебе, что ты злая и противная? Но я-то добрый и великодушный, поэтому да, спою.
Пел Баки еще хуже, чем играл, но ради возможности побыть рядом с ним Роджерс была готова вытерпеть и не такие пытки. Потому, пока Барнс демонстрировал миру в ее лице полное отсутствие слуха и голоса, Стив просто наслаждалась его обществом, исподтишка завидуя гитаре в его руках.
- Какая идиллия!
Оба были так увлечены, что не сразу заметили стоявшую на пороге комнаты Наташу. Глядя в сузившиеся ядовито-зеленые глаза, Стивен вдруг поняла, как эта сцена могла выглядеть со стороны: она в домашней рубашке, сидящая на кровати, и Баки рядом, поющий для нее. Краска бросилась в лицо, заставляя мгновенно подскочить, пролепетать невнятное "я, пожалуй, пойду" и ретироваться с поля боя. Следующим утром Роджерс пришлось самой добираться до школы. Баки отговорился тем, что обещал заехать за другом, и Стив быстрее доберется сама. Впрочем, причина нашлась и следующим утром, и в четверг, и в пятницу...

- ...И тогда я открываю холодильник, собираясь приготовить себе омлет, а там весь имперский космодесант во главе с капитаном Шепардом. Ты вообще слышала, о чем я говорил последние десять минут?
Стив и правда в последнее время слишком часто погружалась в себя, выпадая из реальности. Невысказанная обида точила, заставляя снова ощущать себя одинокой. Даже среди друзей она теперь чувствовала себя чужой и частенько теряла нить разговора. Вот и сейчас они с Тони гуляли, и, пока он о чем-то рассказывал, Роджерс успела погрузиться в невеселые мысли.
- Может, самое время поговорить? Я нисколько не сомневаюсь в твоей стойкости и силе, но зачем таскать в себе то, что можно разделить с друзьями?
- Тони, я... - Совет был дельным, но почему-то обсуждать их с Баки отношения со Старком не хотелось совершенно. Особенно со Старком. - Твое предложение подвозить меня все еще в силе?
- Конечно, но теперь я потребую плату.
- И чего же хочет Его Величество за место в своей карете?
Стив невольно улыбнулась, задавая вопрос. Сейчас она была невероятно благодарна ему за то, что он не стал задавать вопросы. С Тони было легко и свободно, как никогда не бывало ни с кем другим.
- Послезавтра у моего друга концерт, и ты пойдешь со мной, тебе не повредит проветриться, а мне нужна спутница.
Такого со Стив не случалось еще никогда. Поначалу, стоя в толпе у сцены, она смущалась и ощущала себя чужой, но постепенно всеобщее веселье захватило и ее, заставляя во весь голос подпевать музыкантам и раскачиваться вместе с залом, и вот именно поэтому, когда рука друга легла на плечо, приобнимая, притягивая ближе, Стивен не отстранилась, позволяя Тони и дальше обнимать себя.
Они уже минут пятнадцать как стояли у крыльца ее дома, но все никак не могли попрощаться, обсуждая прошедший концерт. Стивен было хорошо. Впервые за очень долгое время тягучая ноющая тоска уступила место сверкающей чистой радости и предвкушению чего-то удивительного. Она, улыбаясь, смотрела в глаза Тони и все пыталась подобрать слова, чтобы достойно поблагодарить друга.
- У тебя блестка пристала к щеке, - Тони потянулся пальцами, чтобы смахнуть невидимую былинку, и неожиданно оказался совсем близко. Настолько, что Стив ощутила тепло его дыхания на губах. Но поцелуй так и не состоялся.
- Доброй ночи, Тони, дальше я сам.
Лицо Джеймса передавало невообразимую гамму чувств, основным из которых было негодование. Старк, надо отдать ему должное, даже не подумал отодвинуться, лишь слегка повернул голову в сторону Баки, мило улыбнулся ему, а затем приобнял девушку и поцеловал в щеку. Тони снова смотрел в голубые глаза подруги, казалось, всецело захваченный ею, и совершенно не обращал внимания на все больше звереющего соперника.
- Раз уж твой "брат", - он особенно выделил это слово, - не дал нам закончить, я сделаю это при нем.
Выдержанной паузы было вполне достаточно, чтобы Стив успела испугаться на полном серьезе. Если Старк поцелует ее сейчас, Баки кинется на него с кулаками. Но тот лишь невинно улыбнулся и продолжил:
- Ты пойдёшь со мной на бал?
Девушка нервно оглянулась на взбешенного Баки, наткнулась на взгляд «естественно, она не пойдет с тобой!" и именно это заставило её не медлить с ответом:
- Да, конечно.
Стив поднялась на крыльцо, ощущая, как внутри сыто урчит хищный зверь, и чуть не удержалась от того, чтобы послать напоследок перекошенному от злобы Джеймсу улыбку.
Едва за ней закрылась дверь комнаты, девушке показалось, что из нее разом выпустили весь воздух. Короткая радость от маленькой победы прошла, сменяясь сожалением и вновь накатившей тоской. Лучшим лекарством от любого горя Роджерс всегда считала дело, потому и сейчас она села за учебники, правда, отвлечься мешали мысли о Баки, перескакивающие на мысли о Тони и наоборот. К тому времени, когда дверь ее комнаты распахнулась, являя взгляду взбешенного Барнса-младшего, Стив уже в пятнадцатый раз перечитывала одно и тоже предложение.
- Нет, ну я просто не понимаю, почему именно он?! Он точно не тот, кто тебе нужен! Дешевый выпендрежник и бабник! Да ты у него не то, что не первая, я не хочу даже думать какая по счету, но я совершенно уверен, что не последняя! Ты что же, думаешь, он любит тебя? Нет!!!
Стив еще не приходилось видеть Баки в таком состоянии. Сила его гнева была так велика, что поначалу она даже растерялась, но сразу же взяла себя в руки:
- Мои отношения с Тони касаются только меня и Тони. И ты забыл постучать.
Баки постучал. Хлопнув дверью так, что в окнах зазвенели стекла, а Стив мгновение разглядывала облако штукатурки, висящее в воздухе, а потом упала лицом в злополучный учебник, заливая страницы слезами.

Ситуация изменилась в одночасье и порой доходила до абсурда. Теперь Баки по утрам колотил в дверь ее комнаты, требуя, чтобы она немедленно спускалась вниз, потому что вот еще чуть-чуть и он не успеет отвезти ее в школу, а у крыльца в это время поджидал в своей машине Тони. Стив садилась к Тони. Выдержки Барнса хватило ровно на три дня. Утром четвертого он уже в дверях перехватил Стивен за руку.
- Ты никуда с ним не поедешь!
- Отпусти, Джеймс, я опоздаю. А тебя ждет Наташа.
Стив смотрела в потемневшие, злые глаза Баки и чувствовала, как и сама начинает злиться. Как постепенно отказывает выдержка.
- Он использует тебя и выбросит. Я знаю таких, как он!
- Может, потому, что ты сам такой?!
Обида прорвалась словами раньше, чем Стив успела подумать о том, что говорит. Напряжение последних дней, вылилось в открытый бунт. Вот только никак она не ожидала, что эта фраза взбесит Баки окончательно.
- Я. Не. Он. Я. Никогда. Не пользовался глупыми наивными дурочками. Никогда никому не врал и не изображал любовь.
Слова были обидные и вызвали немедленный протест, который в этот раз Стив даже не попыталась сдержать. Она едва ли не носом уперлась в нос Баки и не менее ядовито прошипела в ответ:
- То есть ты не допускаешь мысли, что в меня может кто-то влюбиться? Ты полагаешь, что все, на что я гожусь, это верно сидеть и ждать твоего внимания? Изо дня в день наблюдать, как ты меняешь девушек, и надеяться, что когда-нибудь дойдет очередь и до меня? Так вот, любит меня Тони ли нет, тебя касается в последнюю очередь. Я совершеннолетняя и имею право встречаться с кем мне угодно, а ты, к слову, мне не родственник и даже не друг!
Подобной вспышки Баки не ожидал никак. Всегда тихая и уравновешенная Стив, скрытная и спокойная, изменилась в одно мгновение. Он был настолько поражен переменой, что даже не попытался помешать девушке уйти. Вместо этого Барнс снова и снова прокручивал в голове ее слова: "верно ждать"? "очередь дойдет до меня"? "Да она же открытым текстом призналась мне в любви!!!" И вот на этом месте Баки захотелось от души приложиться головой о стену, потому что таким слепым идиотом он не ощущал себя еще никогда.

Стив снова повертелась перед зеркалом, рассматривая свое отражение. На платье и туфли пришлось потратить большую часть скопленных за год карманных денег, оставшиеся ушли на макияж и прическу. Зато теперь она больше не чувствовала себя гадким утенком. В отражении на нее смотрела молодая красивая девушка в ослепительно-красном вечернем наряде, и Стив с трудом могла поверить, что это она. Разница между тем, что показывало зеркало обычно и тем, что отражалось в нем сейчас, была уж слишком велика.
Она объяснилась с Тони за несколько дней до бала, и тот воспринял отказ со свойственным только Старку юмором, но все же настоял на том, чтобы на балу она появилась именно с ним. Стив согласилась, на этот раз с радостью приняв предложение. И не пожалела. Старк был неподражаем. Он раз за разом приглашал ее танцевать, не позволяя скучать ни минуты, и утанцевал до того, что Стивен взмолилась о пощаде.

- Тебе очень идет этот цвет.
Баки в черном смокинге и белоснежной рубашке тоже выглядел ослепительно. Он остановился возле скамейки, разглядывая сидящую на ней девушку. И Стив под этим взглядом хотелось не то сжаться, не то наоборот - шире развернуть плечи.
- Спасибо. Ты тоже прекрасно выглядишь. А где Наташа?
- Я один. Мы расстались еще несколько дней назад. Она сказала, что уходит от меня к Одинсону.
- Квотербек, верно?
- Да, точно. Здоровый парень из Норвегии. Иммигрантов тянет друг к другу.
Барнс умолк, и, когда пауза стала невыносимой, Стив не выдержала:
- Слушай, Баки, я должна извиниться. Я вела себя безобразно и наговорила тебе гадостей. Это не правда, что ты мне не друг, ты очень важный для меня человек. Очень-очень важный. Я просто…
Она не понимала ровным счетом ничего. Барнс стоял, слушал и лицо его, по мере того, как она говорила, постепенно расплывалось в улыбке.
- Друг? Но все-таки не родственник?
Стив казалось, что ее загнали в угол, а вопрос показался глупым и совершенно не важным. Говорить честно и прямо становилось все сложнее, но она мотнула головой.
- Нет, не родственник, но я не...
Договорить он ей не дал. Сильные руки вздернули Стивен вверх, вынуждая подняться, покачнуться на непривычных каблуках. И сомкнулись вокруг в объятиях, прижимая к груди, поддерживая, согревая и оберегая. Стив вскинула голову, заглядывая в любимое лицо, и Баки, ее несносный, невоспитанный, избалованный, умный и красивый, самый лучший в мире Баки… склонился, чтобы накрыть губами губы.

Они так и стояли, целуясь посреди школьного бала, и никто не заметил, как выпала из ладони Барнса скомканная записка.
"Ты, конечно, ее не достоин и все такое, но Стив ждет тебя. Так что вперед! И постарайся в этот раз все не испортить, неудачник".

@темы: имею право ежедневно, год спустя, Это ремесло слышно издалека., Шарик должен танцевать, Почему как лабух - так автоматом циник патлатый?

URL
   

Этаж 69

главная